Уголовный кодекс РФ

Ст. 224  УК РФ.  НЕБРЕЖНОЕ  ХРАНЕНИЕ  ОГНЕСТРЕЛЬНОГО  ОРУЖИЯ.

    Небрежное  хранение  огнестрельного  оружия,  создавшее  условия  для  его  использования  другим  лицом,  если  это  повлекло  тяжкие  последствия,-

    наказывается  ограничением  свободы  на  срок  до  двух  лет,  либо  арестом  на  срок  до шести  месяцев,  либо  лишением  свободы  на срок  до  одного  года.

 Под  тяжкими  последствиями  следует  понимать  причинение  по  неосторожности  (лица,  хранившего  огнестрельное  оружие)  смерти  человеку  либо  причинение  тяжкого  вреда  здоровью  нескольких  лиц.

 

Ст.225 УК РФ. НЕНАДЛЕЖАЩЕЕ  ИСПОЛНЕНИЕ  ОБЯЗАННОСТЕЙ  ПО  ОХРАНЕ  ОРУЖИЯ,  БОЕПРИПАСОВ,  ВЗРЫВЧАТЫХ  ВЕЩЕСТВ  И  ВЗРЫВНЫХ  УСТРОЙСТВ.

 1. Ненадлежащее  исполнение  своих обязанностей  лицом,  которому  была  поручена  охрана  огнестрельного  оружия,  боеприпасов,  взрывчатых  веществ  или  взрывных  устройств,  если  это  повлекло  их  хищение  или  уничтожение  либо  наступление  иных  тяжких  последствий,-

наказывается  ограничением  свободы  на  срок  до  трёх  лет,  либо  арестом  на  срок от трёх  до  шести  месяцев,  либо  лишением  свободы  на  срок  до  двух  лет  с  лишением  права  занимать  определённые  должности  или  заниматься  определённой  деятельностью  на  срок  до  трёх  лет  или  без  такового.

2. Ненадлежащее  исполнение  обязанностей  по  охране  ядерного,  химического,  биологического  или  других  видов  оружия  массового  поражения  либо  материалов  или  оборудования,  которые  могут  быть  использованы  при  создании  оружия  массового  поражения,  если  это  повлекло  тяжкие  последствия  либо  создало  угрозу  их  наступления,-

наказывается лишением  свободы  на  срок  от  трёх  до  семи  лет  с  лишением  права  занимать  определённые  должности  или  заниматься  определённой  деятельностью  на  срок  до  трёх  лет.

 Ненадлежащее  исполнение  обязанностей  по  охране  оружия,…,  заключается  в  формальном  или  нерадивом  их  исполнении.

Под  иными  тяжкими  последствиями следует  понимать  причинение  в  результате  ненадлежащей  охраны  указанных  предметов  смерти  человеку,  тяжкого  вреда  здоровью нескольких  лиц,  крупного  материального ущерба.

 

Ст. 226 УК РФ. ХИЩЕНИЕ  ЛИБО ВЫМОГАТЕЛЬСТВО  ОРУЖИЯ,  БОЕПРИПАСОВ,  ВЗРЫВЧАТЫХ  ВЕЩЕСТВ  И  ВЗРЫВНЫХ  УСТРОЙСТВ.

1. Хищение  либо  вымогательство  огнестрельного  оружия, комплектующих  деталей  к  нему,  боеприпасов,  взрывчатых  веществ  или  взрывных  устройств,-

наказываются  лишением  свободы  на  срок  от  трёх  до  семи  лет.

2. Хищение  либо  вымогательство  ядерного,  химического,  биологического  или  других  видов  оружия  массового  поражения,  а  равно  материалов  или  оборудования,  которые  могут  быть  использованы  при  создании  оружия  массового  поражения,-

наказываются  лишением  свободы  на  срок  от  пяти  до  десяти  лет.

3. Деяния,  предусмотренные  частями  первой  или  второй  настоящей  статьи,  если  они  совершены:

а) группой  лиц  по  предварительному  сговору;

б) неоднократно;

в) лицом  с  использованием  своего  служебного положения;

г) с  применением  насилия,  не  опасного  для  жизни  или  здоровья,  либо  с  угрозой  применения  такого  насилия,-

наказываются  лишением  свободы  на  срок  от  пяти  до  двенадцати  лет  с  конфискацией  имущества  или  без  таковой.

4. Деяния,  предусмотренные  частями  первой,  второй  или  третьей  настоящей  статьи,  если  они  совершены:

а) организованной  группой;

б) с  применением  насилия,  опасного  для  жизни  и  здоровья,  либо  с  угрозой  применения  такого  насилия;

в) лицом,  два  или  более  раза  судимым  за  хищение либо  вымогательство,-

наказываются  лишением  свободы  на  срок  от  восьми  до  пятнадцати  лет  с  конфискацией  имущества.

  

Статья 342. НАРУШЕНИЕ УСТАВНЫХ ПРАВИЛ КАРАУЛЬНОЙ СЛУЖБЫ

1. Нарушение  уставных  правил  караульной (вахтенной )  службы  лицом,  входящим  в  состав  караула (вахты),  если  это  деяние  повлекло  причинение  вреда  охраняемым  караулом  (вахтой) объектам, -

наказывается  ограничением  по  военной  службе  на  срок  до  двух  лет,  либо  арестом  на  срок  до  шести  месяцев,  либо  содержанием  в  дисциплинарной  воинской  части  на  срок  до  двух  лет,  либо  лишением  свободы  на  срок  до  двух  лет.

2. То  же  деяние,  повлекшее  тяжкие  последствия, -

наказывается  лишением  свободы на  срок  до  трёх  лет.

3. Нарушение  уставных  правил  караульной (вахтенной) службы  вследствие  небрежного  или  недобросовестного  к  ним  отношения,  повлекшее  тяжкие  последствия, -

наказывается  лишением  свободы  на  срок  до  одного  года.

 

Под  причинением  вреда  охраняемым  объектам  действующий  УК РФ  понимает:

-         проникновение  на  пост  посторонних  лиц;

-         повреждение  охраняемой  боевой  техники;

-         кража  из  охраняемого  объекта  и т.д.

 

Тяжкими  последствиями (ч.2 статьи) могут  быть  признаны:

-         кража  или  уничтожение  боевого  знамени;

-         серьёзные  повреждения  охраняемых  военных  и  государственных  объектов;

-         вывод  из  строя  охраняемой  боевой  техники;

-         кража  боевого  оружия;

-         гибель  людей;

-         побег  из-под стражи  осуждённых  или  заключённых  и др.

 

Нарушения  правил  несения  караульной  службы,  предусмотренные  ч.1 и ч.2  настоящей  статьи,  могут  быть  совершены  только   с  прямым  или  косвенным  умыслом.

 

За  неосторожные  нарушения  правил  несения  караульной  (вахтенной)  службы  вследствие  небрежного  или  недобросовестного  к  ним  отношения  уголовная  ответственность  возможна  лишь  при  наступлении  тяжких  последствий.

 

1. Правила несения караульной службы регламентируются Уставом гарнизонной и караульной служб Вооруженных Сил Российской Федерации. В отличие от ст. 255 УК РСФСР в диспозиции комментируемой статьи не содержится прямое указание на установление уголовной ответственности за нарушение правил приказов и распоряжений, изданных в развитие уставных правил караульной (вахтенной) службы. Однако, как следует из содержания Устава гарнизонной и караульной служб, наряд караулов производится на основании расписания караулов, одновременно для каждого караула составляются схема расположения постов, табель постам, инструкция начальнику караула и иные нормативные акты в виде инструкций, приказов и распоряжений. В них указываются границы постов и запретных зон для каждого конкретного караула, что подлежит охране и обороне на каждом посту, особые обязанности часового с учетом конкретных условий несения службы на посту и т.п. Таким образом, нарушение правил, изложенных в указанных инструкциях, табелях, схемах и т.п., изданных в развитие уставных правил караульной службы, также является уголовно наказуемым в соответствии с комментируемой статьей.

2. В отличие от ранее действовавшей нормы обязательным признаком состава преступления является не любое нарушение уставных правил караульной (вахтенной) службы, а только то, которое повлекло причинение вреда охраняемым караулом объектам (например, хищение с охраняемого часовым склада; проникновение на пост постороннего, который повредил охраняемую технику, и т.п.). В то же время, например, нарушение правил обращения с оружием во время несения караульной службы, повлекшее гибель по неосторожности военнослужащего, не может квалифицироваться по комментируемой статье, если это нарушение не повлекло причинение вреда охраняемым караулом объектам.

Так, Военная коллегия ВС РФ, отменяя приговор в части осуждения П. по ч. 2 комментируемой статьи и прекращая дело за отсутствием состава преступления, в своем определении указала, что обязательным признаком состава данного преступления являются не новые нарушения уставных правил караульной службы, которые П. бесспорно допустил (избивал сослуживцев и из хулиганских побуждений убил военнослужащего), а лишь те, которые повлекли причинение вреда охраняемым караулом объектам. Суд же в приговоре не указал, в чем заключался вред, причиненный П. охраняемому караулом объекту, и по делу факт причинения такого вреда не установлен.

3. Перечень объектов, охраняемых караулом, установлен Уставом гарнизонной и караульной служб, согласно ст. 96 которого караулы назначаются для выполнения боевой задачи по охране и обороне боевых знамен, военных и государственных объектов, а также для охраны лиц, содержащихся на гауптвахте и в дисциплинарном батальоне. Объекты, охраняемые каждым конкретным караулом, перечисляются в табеле постам и в иных нормативных актах, изданных в развитие Устава.

4. Части 2 и 3 комментируемой статьи предусматривают ответственность за нарушение правил караульной службы, повлекшее тяжкие последствия. К таким последствиям могут быть отнесены причинение материального ущерба в крупных размерах, причинение смерти, тяжкого или средней тяжести вреда здоровью арестованным на гауптвахте, находящимся под охраной караула, и т.п.

5. Субъективная сторона преступлений, предусмотренных ч. 1 и 2 комментируемой статьи, характеризуется умыслом, а ч. 3 - неосторожной формой вины.

6. Преступление, предусмотренное комментируемой статьей, следует отграничивать от преступлений, предусмотренных ст. 167, 168, 225, 346, 347 УК, в зависимости от объекта посягательства, цели виновного и иных признаков составов указанных преступлений.

7. Субъектом преступления является военнослужащий, входящий в состав караула. Военнослужащий внутренних войск МВД России (равно других войск и воинских формирований) может быть привлечен к уголовной ответственности по данной статье УК только в случаях, если он совершил нарушение правил караульной службы, определенных Уставом гарнизонной и караульной служб Вооруженных Сил РФ, повлекшее причинение вреда охраняемым караулом объектам.

8. К караульной службе приравнивается вахтенная служба, организуемая на кораблях Военно-Морского Флота.

 

 

 

 

Статья 342. Нарушение уставных правил караульной службы

Правила несения караульной службы регламентируются УГ и КС ВС РФ, а также иными ведомственными и локальными нормативными актами. К караульной службе приравнивается вахтенная служба, организуемая на кораблях Военно-Морского Флота в соответствии с Корабельным уставом Военно-Морского Флота и т.п.

В части второй УГ и КС ВС РФ "Организация и несение караульной службы" приведены общие положения об организации караульной службы и подготовке караулов, правах и обязанностях лиц, входящих в состав караула, разводе и смене караула, внутреннем порядке в караулах, их проверке, а также особенностях несения караульной службы в отдельно расположенных подразделениях при перевозке войск и грузов.

Согласно ст. 96 УГ и КС ВС РФ караулы назначаются для выполнения боевой задачи по охране и обороне боевых знамен, военных и государственных объектов, а также для охраны лиц, содержащихся на гауптвахте и в дисциплинарном батальоне. Объекты, охраняемые каждым конкретным караулом, перечисляются в табеле постам и в иных нормативных актах, изданных в развитие данного Устава.

В соответствии со ст. 95 указанного Устава несение караульной службы является выполнением боевой задачи и требует от личного состава точного исполнения всех положений УГ и КС ВС РФ, высокой бдительности, непреклонной решимости и инициативы.

Как следует из содержания УГ и КС ВС РФ (ст.ст. 123-124), наряд караулов выделяется на основании расписания караулов; одновременно с расписанием караулов для каждого из них составляются схема расположения постов, табель постам, инструкция начальнику караула; для караулов, сменяемых при объявлении тревоги, - документация на случай тревоги, а для караулов, в состав которых входит помощник начальника караула (оператор) по техническим средствам охраны, - документация для данного лица. В Уставе также детально раскрыто содержание указанных документов, включающее определение границ постов и запретных зон, маршрута движения часовых, условия несения службы, перечень объектов охраны и обороны на каждом посту, особые обязанности часового с учетом конкретных условий несения службы на посту и т.п.

К караульной службе приравнивается вахтенная служба исключительно на кораблях. Вахтенная служба имеет целью охрану боевой техники и корабля, а также обеспечение его постоянной боевой готовности. Уголовная ответственность за нарушение правил несения вахтенной службы возможна только в том случае, если указанная служба была организована в соответствии с порядком, установленным Корабельным уставом Военно-Морского Флота.

Военным судом Владивостокского гарнизона старшие матросы К. и Е. признаны виновными в том, что, являясь патрульными по охране автостоянки части, похищали и затем продавали радиоприемники из находившихся на стоянке автомашин. Эти их действия были расценены судом как нарушение уставных правил вахтенной службы и кража и квалифицированы соответственно по ч. 1 ст. 342 и ч. 2 ст. 158 УК РФ.

Военный суд Тихоокеанского флота приговор в части осуждения К. и Е. по ст. 342 УК РФ отменил. В обоснование такого решения флотский суд указал, что в соответствии с требованиями Корабельного устава Военно-Морского Флота вахтенная служба является особым видом службы исключительно корабельных нарядов (вахтенная служба имеет целью охрану боевой техники и самого корабля, обеспечение его постоянной боевой готовности). Поэтому охрана автостоянки части в соответствии с правилами данной службы организована не была и быть не могла. Не могла она быть организована и по правилам караульной службы, предусмотренным УГ и КС ВС РФ.

Поскольку приведенные данные свидетельствовали об отсутствии предусмотренного законом воинского объекта посягательства и соответственно состава преступления, предусмотренного ст. 342 УК РФ, суд флота уголовное дело в данной части прекратил.

Преступления, указанные в чч. 1 и 3 ст. 342 УК РФ, относятся к категории небольшой тяжести, а в ч. 2 ст. 342 УК РФ - средней тяжести.

Объективная сторона преступлений, предусмотренных ст. 342 УК РФ, может выражаться как в действии, так и в бездействии.

Например, в ст. 151 УГ и КС ВС РФ перечислены действия, которые запрещается совершать начальнику караула:

- отлучаться из караульного помещения, кроме как для смены часовых, проверки несения ими службы или по их вызову, а также в случае происшествия или стихийного бедствия в районе охраняемого объекта;

- вести не связанные со службой разговоры по телефону лично или разрешать это другим лицам караула;

- отпускать кого-либо из состава караула без разрешения дежурного по караулам (по воинской части) и т.д.

В ст. 189 УГ и КС ВС РФ названы действия, которые запрещается производить часовому во время несения службы на посту, а именно: спать, сидеть, прислоняться к чему-либо, писать, читать, без необходимости досылать патрон в патронник и т.д. В Уставе перечислены запреты и для других лиц, несущих караульную службу, несоблюдение которых способно образовывать соответствующие нарушения.

Кроме того, в указанном Уставе перечислены действия, которые обязаны совершать те или иные военнослужащие, несущие караульную службу. Например, в ст. 187 Устава прямо указано, что часовой обязан:

- бдительно охранять и стойко оборонять свой пост;

- нести службу бодро, ничем не отвлекаться, не выпускать из рук оружия и никому не отдавать его, включая лиц, которым он подчинен;

- продвигаясь по указанному маршруту или находясь на наблюдательной вышке, внимательно осматривать подступы к посту, ограждение и докладывать по средствам связи о ходе несения службы в установленные табелем постам сроки;

- не оставлять поста, пока не будет сменен или снят, даже если его жизни угрожает опасность;

- иметь на посту оружие, заряженное по правилам, указанным в ст. 105 Устава, и всегда быть готовым к его применению и т.д.

Неисполнение военнослужащим, несущим караульную службу, уставных обязанностей является общественно опасным бездействием, которое при наличии других признаков состава преступления может служить основанием для применения ответственности по правилам ст. 342 УК РФ. В каждом конкретном случае необходимо точно устанавливать, какие уставные правила несения караульной (вахтенной) службы нарушены военнослужащим.

Преступным является не любое нарушение уставных правил караульной службы, а лишь то, которое повлекло причинение вреда охраняемым караулом объектам (например, хищение с охраняемого склада, ставшее возможным в результате нарушения правил несения караульной службы, уничтожение имущества и т.д.).

По смыслу ст. 342 УК РФ под вредом следует понимать реально причиненный ущерб объектам, находящимся под охраной лиц, несущих караульную службу. При этом вредными могут быть признаны последствия, выражающиеся не только в утрате или повреждении имущества, но и в незаконном использовании техники, оружия, побеге арестованных, срыве боевого задания, нападении на охраняемый объект.

В том случае, когда в результате допущенных нарушений была создана угроза причинения вреда охраняемым объектам, но реально ущерб причинен не был, то вне зависимости от обстоятельств, воспрепятствовавших наступлению вреда, оснований для квалификации содеянного по ст. 342 УК РФ не имеется.

Нельзя признавать уголовно наказуемым вредом повреждение пломб, печатей, взлом запоров, проникновение на объект посторонних лиц, если это не сопровождалось наступлением иных, более опасных последствий.

Если в результате допущенного нарушения ущерб причинен иным объектам, то содеянное военнослужащим также не может быть квалифицировано по ст. 342 УК РФ. В этом случае военнослужащий должен нести ответственность в зависимости от характера объекта, которому реально причинен вред. Например, если часовой ушел с поста и совершил хищение материальных ценностей, не находящихся под охраной данного караула, он подлежит уголовной ответственности лишь за преступления против собственности. В зависимости от иных фактических обстоятельств содеянное может также образовывать уклонение от военной службы.

В чч. 2 и 3 ст. 342 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за нарушение правил караульной службы, повлекшее тяжкие последствия. Понятие "тяжкие последствия" относится к категории оценочных. В частности, к таким последствиям может быть отнесено причинение материального ущерба в крупных размерах, причинение смерти, тяжкого или средней тяжести вреда здоровью лицам, находящимся под охраной караула, и т.д.

Так, исполняя обязанности соответственно разводящего и часовых, Б., Г. и Ч. по договоренности с посторонними лицами в нарушение уставных правил караульной службы допустили на пост два автомобиля-топливозаправщика, в результате чего из охраняемого караулом склада "НЗ" было совершено хищение бензина в крупном размере. Правильно указав, что наступившие в результате нарушения правил караульной службы последствия являются тяжкими, военный суд Оренбургского гарнизона наряду со ст. 33 и п. "б" ч. 3 ст. 158 УК РФ обоснованно осудил Б., Г. и Ч. по ч. 2 ст. 342 УК РФ.

Верной является квалификация по ч. 2 ст. 342 и ст. 226 УК РФ действий рядового К., который похитил из охраняемого им склада 3 противопехотные мины и 4 инженерных сосредоточенных заряда, снаряженных 20 кг взрывчатого вещества пластит, и впоследствии продал их посторонним лицам.

К тяжким последствиям нарушения уставных правил караульной службы при определенных обстоятельствах следует относить и побег арестованных с гауптвахты или осужденных из дисциплинарной воинской части.

Так, являясь выводным караула, младший сержант К. в нарушение установленного порядка вывел из камер гарнизонной гауптвахты арестованных военнослужащих и при этом оставил одного из них - подследственного Ш. - без контроля. В результате нарушения К. уставных правил караульной службы Ш. совершил побег из-под стражи.

Военным судом данное последствие обоснованно признано тяжким и действия виновного квалифицированы по ч. 2 ст. 342 УК РФ.

Если в результате нарушения уставных правил несения караульной (вахтенной) службы наступают тяжкие последствия, не связанные с причинением вреда охраняемым караулом (вахтой) объектам, оснований для квалификации по ч. 2 ст. 342 УК РФ не имеется.

Военным судом Московского военного округа сержант П. наряду с другими преступлениями осужден по ч. 2 ст. 342 УК РФ за нарушения уставных правил караульной службы, повлекшие тяжкие последствия.

Как указано в приговоре, П. в течение мая 1997 г. нес караульную службу в составе караула и являлся дежурным по гарнизону. В этот период времени он несколько раз наносил побои рядовым Б. и П., а также сержанту Д. Позднее, находясь в состоянии алкогольного опьянения, П. из хулиганских побуждений выстрелом из автомата убил рядового П.

Указанные преступные действия органы следствия и суд наряду с другими статьями УК РФ квалифицировали и по ч. 2 ст. 342 как нарушения уставных правил караульной службы, повлекшие тяжкие последствия.

Военная коллегия отметила, что обязательным признаком состава данного преступления являются не любые нарушения уставных правил караульной службы, которые П. бесспорно были допущены, а лишь те, которые повлекли причинение вреда охраняемым караулом объектам. По делу не установлено, что преступными действиями П. причинен какой-либо вред объекту, охранявшемуся караулом, в состав которого входил П.

С учетом изложенного Военная коллегия пришла к выводу о том, что состав преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 342 УК РФ, в действиях П. отсутствует, в связи с чем приговор в данной части отменила и уголовное дело прекратила.

Как видно из приведенных примеров, обязательным условием привлечения к уголовной ответственности по ст. 342 УК РФ является наличие причинно-следственной связи между нарушением установленного порядка несения караульной (вахтенной) службы и наступившими вредными или тяжкими последствиями.

 

Для правильной квалификации преступлений, предусмотренных ст. 342 УК РФ, необходимо точно установить начальный и конечный моменты несения субъектом караульной службы.

Началом вступления лиц, входящих в состав караула, в исполнение обязанностей по несению караульной службы следует считать момент подачи во время развода команды "Смирно" для встречи дежурного по караулам (дежурного по части). С этого времени состав караула переходит в подчинение лиц, указанных в ст. 97 УГ и КС РФ. Конечным моментом несения караульной службы следует считать момент подачи команды "Шагом - марш" для следования в часть после смены. Этим моментом определяется выход караула из подчинения указанным лицам (ст. 233 Устава).

Если военнослужащий, входящий в состав караула, допустил нарушение вне пределов указанного временного промежутка, он не может быть привлечен к уголовной ответственности по ст. 342 УК РФ. Например, военнослужащий, отказавшийся заступить в караул до развода, может нести ответственность за неисполнение приказа (ст. 331 УК РФ).

Субъектами рассматриваемого преступления могут быть признаны лишь военнослужащие, входящие в состав караула и обязанные при этом руководствоваться уставными нормами. В соответствии со ст. 98 УГ и КС ВС РФ к таким военнослужащим (специальным субъектам "внутри" специального же субъекта) относятся: начальник караула, караульные, разводящие, помощник начальника караула (при его наличии), помощник начальника караула по техническим средствам или смена операторов (при необходимости), водитель транспортных средств, караульные контрольно-пропускных постов. В караул при гауптвахте также назначаются выводные и конвойные. Для непосредственной охраны и обороны объектов из состава караула выставляются часовые.

Военнослужащие, которые могут быть назначены в караул в качестве начальников караула, помощников начальника караула, караульных, выводящих, определены в ст.ст. 126-128 УГ и КС ВС РФ.

При решении вопроса о применении ст. 342 УК РФ следует учитывать, что в соответствии со ст. 130 УГ и КС ВС РФ в караул запрещается назначать военнослужащих: не приведенных к Военной присяге; не усвоивших соответствующей программы подготовки прибывшего пополнения; совершивших проступки, содержащие признаки деяний, предусмотренных УК РФ, по которым ведется расследование; больных; военнослужащих, которые в данное время по своему морально-психологическому состоянию не могут нести караульную службу.

Представляется, что в случае назначения в караул лица, не отвечающего изложенным уставным требованиям, оснований для привлечения его к уголовной ответственности по ст. 342 УК РФ не имеется; следует признать, что исполнение специальных обязанностей по несению караульной службы на такого военнослужащего возложено незаконно.

Так, по конкретному делу Военной коллегией было признано необоснованным осуждение военнослужащих-женщин за нарушение уставных правил караульной службы, поскольку их привлечение к несению этой службы было незаконным. Статьей 9 УГ и КС ВС РФ установлено, что "военнослужащие-женщины к несению гарнизонной и караульной службы не привлекаются", за исключением участия в отдании воинских почестей, возложении венков к памятникам, участия в обеспечении гарнизонных мероприятий.

В том случае, когда в караул назначен военнослужащий, не отвечающий уставным требованиям, и с его стороны было допущено нарушение правил несения караульной службы, содержащее признаки составов преступлений, предусмотренных ст. 342 УК РФ, ответственность за последствия такого назначения должен нести соответствующий командир (начальник), включивший этого военнослужащего в состав караула, поскольку за подбор личного состава караулов и его подготовку к несению службы отвечают командиры воинских частей и подразделений, от которых назначаются караулы.

Так, военным судом рядовой Б. признан виновным в том, что в нарушение уставных правил караульной службы самовольно покинул караульное помещение и прибыл на территорию охраняемого караулом объекта, где совершил хищение имущества части.

Делая вывод о наличии в действиях виновного состава преступления, предусмотренного ст. 342 УК РФ, суд первой инстанции сослался в приговоре на то, что в ночь совершения хищения Б. входил в состав караула в качестве повара.

Отменяя в данной части приговор и прекращая дело, военный суд Приволжского военного округа в кассационном определении правильно указал, что ст. 98 УГ и КС ВС РФ содержит исчерпывающий перечень лиц, входящих в состав караула, который расширительному толкованию не подлежит. Согласно данной статье Устава повар в состав караула не входит. Поскольку включение Б. в состав караула в качестве повара противоречило требованиям названного Устава и он реально обязанности караульной службы не выполнял, виновный не мог быть признан субъектом преступления, предусмотренного ст. 342 УК РФ, в связи с чем основания для привлечения его к уголовной ответственности по данной статье отсутствовали.

Исполнителем рассматриваемого преступления может быть лишь военнослужащий, несущий караульную службу, а соучастниками могут быть иные военнослужащие и гражданские лица.

Вина при нарушении уставных правил караульной службы может быть умышленной (в чч. 1 и 2 ст. 342 УК РФ) или неосторожной (ч. 3 ст. 342 УК РФ). Отношение к последствиям также может быть как неосторожным, так и умышленным. Учитывая, что нарушение уставных правил несения караульной службы зачастую совершается в целях посягательства и на другие объекты, охраняемые законом, установление субъективной стороны данного преступления имеет важное значение для правильной квалификации содеянного.

В том случае, если военнослужащий, нарушая правила несения караульной службы, совершает деяние, содержащее признаки и иного преступления, содеянное подлежит квалификации по совокупности преступлений. Например, действия военнослужащего, совершившего дезертирство или самовольное оставление части во время несения караульной службы, в случае причинения вреда охраняемым объектам подлежат квалификации и как нарушение уставных правил караульной службы.

В случае когда военнослужащий совершает кражу с объекта, находящегося под охраной караула, в состав которого он входит, его действия также подлежат квалификации по совокупности преступлений: как нарушение уставных правил караульной службы и как хищение.

Правильно квалифицированы военным судом по ч. 1 ст. 342 УК РФ действия рядового С., который во время исполнения обязанностей выводного караула неоднократно избивал содержавшегося на гарнизонной гауптвахте рядового К., в результате чего последнему были причинены множественные ссадины и кровоподтеки, не повлекшие вреда здоровью. Наряду с этим С. осужден также и по п. "а" ч. 2 ст. 335 УК РФ.

Следует отметить, что вредом по смыслу ч. 1 ст. 342 УК РФ является также причинение лицам, содержащимся на гауптвахте или в дисциплинарной воинской части, легкого или средней тяжести вреда здоровью.

Являясь выводным в составе караула, назначенного для охраны и обороны гауптвахты, рядовой К. за отказ выполнить свое требование избил содержавшихся на гауптвахте рядовых З. и В., причинив первому из потерпевших вред здоровью средней тяжести, а второму - побои.

Действия К. наряду с ч. 2 ст. 335 УК РФ обоснованно были квалифицированы военным судом Борзинского гарнизона и по ч. 1 ст. 342 УК РФ.

Между тем в ряде случаев допускаются и ошибки.

Органами предварительного следствия рядовой К. наряду с совершением других преступлений обвинялся в нарушении уставных правил несения караульной службы, повлекшем тяжкие последствия, и хищении боеприпасов, т.е. в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 342 и ч. 3 ст. 226 УК РФ.

Военным судом Уссурийского гарнизона при рассмотрении дела было установлено, что две гранаты, похищенные К. из склада РАВ во время исполнения обязанностей часового по охране этого склада, были неисправны и непригодны к боевому применению.

Правильно указав в приговоре, что при таких обстоятельствах хищение боеприпасов оконченным признано быть не может, и переквалифицировав содеянное на ст.ст. 30 и 226 УК РФ (п. "в" ч. 3 данной статьи вменен в вину К. неверно), суд одновременно оправдал К. по ч. 2 ст. 342 УК РФ за отсутствием в его действиях состава данного преступления.

Мотивом принятия такого решения послужил вывод суда о том, что покушение, а не оконченный состав хищения боеприпасов, не может расцениваться как вред охраняемому караулом объекту. Эта позиция является ошибочной.

В данном случае нарушение К. правил несения караульной службы повлекло причинение реального вреда охраняемому караулом объекту. Этот вред выразился в фактическом изъятии из склада РАВ двух гранат, которыми виновный впоследствии распорядился по своему усмотрению (разобрал, извлек из них тротил, который сжег, а оставшиеся части выбросил). Поэтому утверждение в приговоре об отсутствии такого признака состава преступления, как вред охраняемому караулом объекту, является неверным.

Что касается неисправности похищенных боеприпасов, то она, в зависимости от остаточной стоимости гранат и возможности приведения их в боевое состояние, при определенных условиях могла свидетельствовать лишь о малозначительности содеянного осужденным.

Однако данное обстоятельство суд должен был выяснить в судебном заседании и надлежащим образом изложить в приговоре.

Судам при рассмотрении подобных дел необходимо разграничивать последствия нарушения правил несения караульной службы и хищения военного имущества, характер которых не всегда совпадает.

В качестве примера правильного рассмотрения подобных ситуаций можно привести дело рядовых П. и П., осужденных военным судом гарнизона.

П. и П. признаны виновными в том, что, являясь часовыми внутреннего караула части, проникли в охраняемый данным караулом вещевой склад, похитили из него различные предметы военного обмундирования, которые спрятали на территории части. В дальнейшем похищенное имущество было обнаружено и возвращено по принадлежности.

Правильно указав в приговоре, что реальной возможности распорядиться похищенным виновные по независящим от них причинам не имели, содеянное ими суд квалифицировал как покушение на хищение чужого имущества по ч. 3 ст. 30 и ч. 2 ст. 158 УК РФ.

Вместе с тем, поскольку в результате противоправных действий П. и П. охраняемому караулом объекту фактически был причинен вред (выход имущества за пределы правомерного владения), суд обоснованно осудил их и по ч. 1 ст. 341 УК РФ.

В судебной практике высказываются неоднозначные мнения о том, относится ли к охраняемым караулом объектам само караульное помещение и находящееся в нем имущество. Примечательным с этой точки зрения является уголовное дело в отношении младшего сержанта П.

Новороссийским гарнизонным военным судом П. осужден на основании пп. "а", "б", "в" ч. 3 ст. 226, ч. 2 ст. 222 и ч. 1 ст. 342 УК РФ.

Рассматривая дело в кассационном порядке, Северо-Кавказский окружной военный суд приговор в части осуждения П. по ч. 1 ст. 342 УК РФ отменил и уголовное дело в данной части прекратил.

При этом суд округа указал, что в момент совершения хищений П. нес службу в составе караула по охране автопарка и боевых знамен частей и соединений. Хищения же боеприпасов были им совершены не из охраняемых караулом объектов, а из караульного помещения, которое УГ и КС ВС РФ к охраняемым объектам не отнесено. Таким образом, никакого вреда охраняемым караулом объектам причинено не было, в то время как обязательным признаком состава данного преступления является не любое нарушение правил караульной службы, а лишь то, которое повлекло причинение вреда таким объектам.

С такой позицией безоговорочно согласиться нельзя.

Караульная служба в частях Вооруженных Сил Российской Федерации в большинстве случаев организуется таким образом, что караульное помещение входит в состав какого-либо поста и как один из охраняемых караулом объектов указано в табеле постам.

Более того, о необходимости организации охраны караульного помещения в ряде случаев прямо указано в УГ и КС ВС РФ. В частности, в соответствии со ст. 258 данного Устава для охраны караульного помещения караулов, расположенных вне военного городка и имеющих в своем составе не менее пяти трехсменных постов, у входа в караульное помещение выставляется часовой из числа караульных бодрствующей смены.

В караулах, охраняющих особо важные объекты и имеющих в своем составе менее пяти трехсменных постов, дополнительно для охраны караульного помещения могут назначаться караульные.

О необходимости охраны караульного помещения силами караула указано и в других статьях УГ и КС ВС РФ, в частности, определяющих обязанности лиц караула.

При наличии перечисленных условий караульное помещение и находящееся в нем военное имущество обладают всеми признаками охраняемого караулом объекта. Поэтому причинение указанному объекту вреда любым лицом, входящим в состав караула и нарушившим правила несения этой специальной службы, должно влечь ответственность по ст. 342 УК РФ.

Правильность решения окружного суда вызывает сомнения также и потому, что П., как указано непосредственно в кассационном определении, во время одного из эпизодов хищения являлся караульным по охране запаса боеприпасов караула, из которого и похитил боевую гранату.

Представляется, что при таких обстоятельствах состав преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 342 УК РФ, в действиях П. налицо.

Определенные трудности могут возникнуть при квалификации нарушения правил обращения с оружием, совершенного лицом при несении караульной службы. При решении вопроса об оценке такого деяния следует исходить из следующего. В УГ и КС ВС РФ регламентирован порядок заряжания и применения оружия при несении караульной службы. Однако это не означает, что нарушение порядка обращения с оружием во время несения караульной службы, повлекшее тяжкие последствия, следует во всех случаях квалифицировать по ст. 342 УК РФ. Например, если караульным допущено нарушение правил заряжания оружия, определенных в ст. 105 УГ и КС ВС РФ и руководствах по стрелковому делу, в результате чего наступили тяжкие последствия, его действия подлежат квалификации лишь по ст. 349 УК РФ. Это связано с тем, что непосредственным объектом посягательства в данном случае является не уставный порядок несения караульной службы, а порядок обращения с оружием.

В ст. 192 УГ и КС ВС РФ определен порядок применения оружия часовым. Если военнослужащий применяет оружие в строгом соответствии с этим порядком, то в его действиях отсутствует состав какого-либо преступления. Если же он применяет оружие с нарушением установленного порядка, то его действия следует оценивать в зависимости от конкретных обстоятельств дела. В ситуации, когда обстановка позволяла ему с достаточной степенью вероятности предположить, что на пост совершается реальное нападение, его действия также следует признать не содержащими состава какого-либо преступления, что вытекает из правил правомерности необходимой обороны (ст. 37 УК РФ в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ).

Вне зависимости от того, что в УГ и КС ВС РФ регламентирован порядок применения оружия часовым, он не лишается права на необходимую оборону. Если по делу будет установлено, что военнослужащий действовал в пределах необходимой обороны, его действия следует признать не содержащими признаков состава преступления.

Совершенное же нарушение правил применения оружия следует рассматривать как дисциплинарный проступок.

В том случае, когда военнослужащий мог предвидеть, что реального нападения на него или на охраняемый объект не происходит, его действия, совершенные с нарушением установленного порядка применения оружия, подлежат квалификации как неосторожное преступление против личности (мнимая оборона).