Токсикомания и наркомания

Токсикомании (греч. toxikon яд + mania сумасшествие, безумие) — заболевания, вызванные хроническим употреблением психоактивных веществ (лекарственных препаратов, не рассматриваемых в качестве наркотиков, химических и растительных веществ); характеризуются развитием психической и в ряде случаев физической зависимости, изменением толерантности к потребляемому веществу, психическими и соматическими расстройствами, изменением личности.

Психическая зависимость проявляется болезненным стремлением (влечением) непрерывно или периодически принимать психоактивное токсикоманическое вещество, чтобы вызвать определенные ощущения или снять психический дискомфорт. Этим объясняется целенаправленное (поисковое) поведение больного; его основной целью является получение необходимого вещества. Физическая зависимость характеризуется возникновением после прекращения приема токсикоманического вещества комплекса вегетативно-неврологических и психических нарушений, которые обозначают как абстинентный синдром (синдром отмены).

Толерантность к токсикоманическим веществам характеризуется уменьшением реакции организма на введение применяемого вещества в обычной дозе. В результате для достижения прежнего эффекта требуется токсикоманическое вещество в более высокой дозе. Медико-биологических различий между токсикоманиями и наркоманиями не существует. Более того, возможна трансформация этих диагнозов при неизменной клинической картине. После юридического акта признания средства наркотическим злоупотребляющим данным препаратом больным, которым ставился диагноз «токсикомания», устанавливают диагноз «наркомания».

Токсикомании вызываются многими препаратами и веществами. В первую очередь к ним относят препараты, обладающие седативным и снотворным эффектом: производные барбитуровой кислоты (за исключением этаминала-натрия, амитала натрия, которые отнесены к наркотикам), транквилизаторы бензодиазепинового ряда (элениум, седуксен, феназепам и др.), ряд препаратов с седативным эффектом (например, мепробамат, натрия оксибутират). Т. могут быть обусловлены употреблением антипаркинсонических (циклодола) и антигистаминных (димедрола, пипольфена) препаратов, психостимуляторов (эфедрина, теофедрина, кофеина, сиднокарба и др.), комбинированных препаратов (солутана и др.), средств для ингаляционного наркоза (эфира, закиси азота). Большую группу составляют вещества, которые не относят к лекарственным средствам, но они являются причиной ингаляционной Т. Это летучие органические растворители, например толуол, бензол, перхлорэтилен, ацетон, бензин, а также различные средства бытовой химии.

Острая интоксикация седативными и снотворными препаратами характеризуется нарушением координации движений, иногда в сочетании с расторможенностью, снижением способности к правильной оценке ситуации, изменением ясности сознания. Больные напоминают людей, находящихся в состоянии тяжелого алкогольного опьянения. Походка у них становится неуверенной, с пошатыванием; движения неточные, порывистые, размашистые. Речь дизартричная, монотонная, из-за неустойчивости внимания больной часто перескакивает с одной темы на другую. Характерен внешний вид больных: мимика бедная, глаза полузакрытые, губы обвисшие, кожа бледная с легким сальным налетом. Острая интоксикация сопровождается неврологическими симптомами: гипомимией, смазанной (иногда скандированной) речью, атаксией, нистагмом, диплопией. Отмечаются расстройства аккомодации и конвергенции, ослабление реакции зрачков на свет, понижение поверхностных рефлексов и мышечного тонуса. При выраженной интоксикации возникает глубокое помрачение сознания вплоть до сопора и комы. Иногда наблюдаются преходящий рефлекс Бабинского и клонус стоп. В тяжелых случаях происходит снижение глубоких рефлексов, при коме арефлексия может распространиться и на зрачковые реакции. Кроме того, часто отмечаются тахикардия, артериальная гипотензия, поверхностное дыхание, снижение температуры тела, цианоз. Может развиться отек легких, паралич дыхательного и сосудодвигательного центров.

При непрерывном длительном употреблении седативных и снотворных препаратов в терапевтических дозах может возникнуть состояние зависимости, при котором постепенно снижается эффективность этих препаратов, появляется потребность повышать дозы (разовые и суточные), нередко наблюдается извращенная реакция на прием препарата (возбуждение вместо седативного эффекта). При употреблении этих препаратов с целью достижения эйфории состояние зависимости формируется в более короткие сроки. В процессе хронической интоксикации изменяется психическое состояние больных; они становятся рассеянными, легко отвлекаемыми, не могут собраться с мыслями; у них снижаются память и уровень суждений. Часто для усиления опьянения седативные и снотворные препараты употребляют одновременно с алкоголем, наркотиками. Отмечаются стойкие выраженные изменения личности. Больные то эйфоричны, благодушны, то напряжены, раздражительны, взрывчаты, несдержанны, злобны. Критика к своему состоянию отсутствует. В тяжелых случаях барбитуромании больные становятся заторможенными и медлительными, на этом фоне возникают тяжелые дисфории, импульсивность, агрессивность, что напоминает изменения личности, характерные для эпилепсии. Хроническая интоксикация, обусловленная седативными и снотворными препаратами, может сопровождаться диспептическими расстройствами, высыпаниями на коже, трофическими нарушениями. Внешний облик больных специфичен; лицо пастозное, серо-зеленого цвета, с сальным налетом, глубокими резко очерченными кожными складками, язык покрыт плотным грязно-коричневым налетом. Развивается характерный неврологический симптомокомплекс; походка скованная, с пошатыванием, движения неточные, размашистые. Зрачки широкие, слабо реагируют на яркий свет: отмечаются горизонтальный нистагм, парез конвергенции, особенно на высоте интоксикации. Наблюдаются мелкоразмашистый тремор пальцев вытянутых рук, пошатывание в позе Ромберга, падение в сторону в усложненной позе Ромерга, а также угнетение брюшных рефлексов или их отсутствие.

Абстинентный синдром при злоупотреблении седативными и снотворными препаратами, как правило, протекает тяжело. Возникает в течение первых 24 ч после отмены препарата, достигает пика выраженности через 2—3 дня. Порядок появления симптомов, составляющих абстинентный синдром, следующий: тревога, дисфория, непроизвольные мышечные подергивания, тремор рук и пальцев, прогрессирующая слабость, головокружение, искажение зрительного восприятия, тошнота, рвота, потеря веса, колебания АД с резким его падением при вставании, боли в крупных суставах. Выражены расстройства сна вплоть до полной бессонницы. Иногда возникают психотические состояния по типу делирия или галлюцинаторно-бредовых психозов и развернутые генерализованные судорожные припадки, которые могут стать угрожающим для жизни состоянием.

При злоупотреблении циклодолом, димедролом, пипольфеном и другими препаратами с холинолитическим действием могут возникать состояния острой интоксикации, первоначально напоминающие алкогольное опьянение. У больных отмечаются немотивированная веселость, ускорение речи, нарушаются внимание и тонкая координация движений. При усилении интоксикации развивается помрачение сознания, нарушается ориентировка в месте, времени, появляются зрительные галлюцинации. Часто встречается феномен «пропавшей сигареты», которую больной настойчиво ищет. Галлюцинаторные расстройства при первых приемах препаратов с холинолитическим действием обычно сопровождаются страхом, недоумением, растерянностью. Соматоневрологические нарушения при острой интоксикации этими препаратами характеризуются сухостью слизистых оболочек и кожи, гиперемией кожи, тахикардией, колебаниями АД, мидриазом (при злоупотреблении димедролом зрачки могут быть обычных размеров), угнетением сухожильных рефлексов, ослаблением конвергенции, нистагмом в крайних отведениях глазных яблок. При систематическом приеме циклодола обнаруживаются стойкие вегетоневрологические нарушения: порозовение щек на бледном лице, алые губы, мышечная скованность, непроизвольные движения и судорожные подергивания отдельных мышечных групп; походка больных изменена (ходят на несогнутых ногах с выпрямленной спиной).

Клиническая картина при злоупотреблении психостимуляторами имеет ряд особенностей. В состоянии острой интоксикации выявляются мидриаз, умеренная тахикардия и незначительная артериальная гипертензия, бледность кожи, сухость слизистых оболочек. Движения у больных порывисты, отмечаются суетливость, болтливость, излишняя откровенность; речь быстрая, по типу монолога. В течение длительного времени снижен аппетит, выражена бессонница. При приеме психостимуляторов в больших дозах (иногда даже однократном) могут возникать острые психозы, напоминающие токсический делирий, с расстройствами сознания, зрительными галлюцинациями, страхом, двигательным возбуждением. Длительное злоупотребление приводит к грубым изменениям личности и соматоневрологическим нарушениям.

С целью изменения психического состояния (достижения эйфории, появления галлюцинаций и др.) некоторые подростки вдыхают летучие органические растворители. При этом на начальном этапе могут возникать расторможенность, эйфория, затем отмечаются вялость, нарушения координации движений, шаткая походка, головные боли, в отдельных случаях рвота. При глубокой интоксикации развиваются помрачение сознания, дезориентировка, могут быть зрительные галлюцинации; отмечаются беспричинный смех, плач. В этом состоянии больные могут совершать опасные как для себя, так и окружающих действия, например перерезать провод, находящийся под напряжением, приняв его за змею, выпрыгнуть в окно под влиянием устрашающих видений. При острой интоксикации зрачки у больных расширены, лицо гиперемировано, склеры инъецированы, отмечается учащение пульса и дыхания. Выявляются нистагм (горизонтальный, вертикальный или ротационный), тремор пальцев рук, век. При более глубокой интоксикации возможно развитие острой токсической энцефалопатии, коматозного состояния. У больных при длительном злоупотреблении нарастают заторможенность, снижение памяти и интеллекта. От одежды, волос, кожи больных исходит резкий запах, который сохраняется на протяжении нескольких часов.

Диагноз устанавливают на основании тщательного анамнеза, обследования больных, которое включает оценку психопатологического, неврологического и соматического статуса. При осмотре больного обращают внимание на особенности его поведения, состояние зрачков, цвет кожи, изменения вен (наличие следов от инъекций), слизистой оболочки полости рта и языка и т.д. Клиническое обследование дополняют лабораторными методами, выполняемыми в специальных химико-токсикологических лабораториях. С целью обнаружения токсикоманических веществ в биологических жидкостях (как правило, в моче) используются тонкослойная и газожидкостная хроматографии, радиоимунный метод и иммуноферментный анализ. Кроме того, дополнительным диагностическим тестом является определение функции ферментов печени.

Выявление острой интоксикации, а также наличие в биологических жидкостях больного токсикоманического вещества не дает основания для установления диагноза Т., а указывает на факт его употребления. Основой диагностики Т. как заболевания служит появление психической зависимости или абстинентного синдрома.

Лечение больных Т. осуществляют в несколько этапов в стационаре (наркологическом или психиатрическому и амбулаторно снимают явления интоксикации и купируют абстинентный синдром, восстанавливают нарушенные соматические функции, нормализуют психическое состояние, подавляют симптомы психической зависимости, поддерживают противорецидивную терапию и проводят реабилитационные мероприятия. При снятии явлений интоксикации наряду с общепринятыми дезинтоксикационными средствами (глюкоза, витамины, кровезаменители) используют ноотропные средства в больших дозах, особенно ноотропил, который оказывает выраженный дезинтоксикационный и антигипоксический эффект, в тяжелых случаях показаны гемосорбциягемодиализдиурез форсированный. Если Т. обусловлена приемом седативных или снотворных средств, особенно барбитуратов, во избежание развития тяжелых проявлений абстинентного синдрома не рекомендуется форсированный диурез, следует постепенно снижать дозы препаратов или применять заместители, в частности фенобарбитал. Ежедневно доза обычно снижается на 10%. При психозах применяют нейролептические средства, транквилизаторы, проводят дезинтоксикационную и симптоматическую терапию. Для коррекции поведенческих нарушений и подавления патологического влечения в период активной и поддерживающей терапии хороший эффект отмечается при приеме нейролептиков — пролонгов пипорттила и галоперидола-деканоата.

Используют также биофизические (включая рефлексотерапию и электростимуляцию), психотерапевтические (психокоррекция, групповая и индивидуальная психотерапия и др.) методы лечения. Проводят групповые дискуссии, направленные на выработку негативного отношения к употреблению токсикоманических веществ, понимание сущности Т. как серьезного хронического заболевания и создание установок на полное прекращение употребления токсикоманических веществ; групповые психотерапевтические занятия, на которых отрабатываются поведенческие реакции в ситуациях, связанных с повышенным риском. Важное значение имеют семейная психотерапия — коррекция и перестройка взаимоотношений внутри семьи; индивидуальная психотерапия, предусматривающая личностную коррекцию, создание мотивации на здоровый образ жизни, отработку позитивных навыков активной саморегуляции.

Больные, находящиеся в психотическом состоянии, или с выраженными расстройствами интеллекта и памяти, приравниваемыми к психотическим состояниям, при совершении уголовно наказуемых деяний могут быть признаны невменяемыми и подлежат принудительному лечению. При наличии у больных выраженных интеллектуальных расстройств они могут быть признаны недееспособными.

Прогноз зависит от вида токсикоманического вещества, возраста, в котором больной начал его употреблять, длительности заболевания, различных микросоциальных факторов.

Профилактика особенно важна среди подростков и лиц молодого возраста, которые более подвержены злоупотреблению различными лекарственными препаратами, часто в сочетании с алкоголем. Потребление «одурманивающих» средств, как правило, носит групповой характер.

Ведущее значение в предупреждении Т. имеет первичная профилактика. Система первичной профилактики должна включать активную антиалкогольную и антинаркотическую пропаганду; выявление среди молодежи, особенно учащихся, лиц со склонностью к употреблению токсикоманических веществ, и выделение их в группу повышенного риска; регулярное их обследование и проведение разъяснительных мероприятий.

Учебные программы школ и ПТУ обязательно должны включать вопросы антиалкогольного и антинаркотического воспитания. Антинаркотическая пропаганда осуществляется специалистами в публичных лекциях, беседах, открытых дискуссиях, радио- и телепрограммах для родителей, учителей, молодежи. Целью этих программ является формирование здорового образа жизни у молодого поколения; необходимо постоянно разъяснять молодым людям медицинские и социальные последствия употребления токсикоманических веществ, их пагубное воздействие на организм, подчеркивая важность своевременною обнаружения и лечения возникших расстройств. Важное значение имеет выделение групп повышенного риска, к которым прежде всего могут быть отнесены подростки с отягощенной наследственностью (хронический алкоголизм, токсико- и наркомании, психические болезни у родителей или близких родственников), с признаками патологии характера. Для проведения целенаправленной профилактической работы необходимы подробные сведения о тех лицах, которые могут оказывать отрицательное влияние на подростков.

Следует учитывать, что наиболее часто первичная наркотизация проходит в виде «экспериментов», отражающих возрастную психологическую специфику подростков, — активные поиски форм самоутверждения через «особое», «интересное» времяпровождение («необычное», «рискованное», «взрослое» и т.п.). Основными мотивами этих поисков являют также любопытство, подражание (лидеру в группе), подчинение, стремление к нахождению своего места в группе, иногда протест против «норм взрослого поведения». Это происходит обычно при отсутствии подлинных, эмоционально ярко окрашенных интересов, духовных ценностей, навыков в организации досуга, четких позитивных социальных установок. Так, личностные и поведенческие особенности свойственны подросткам, относящимся к группе повышенного риска. Именно среди них могут быть выделены подростки и лица более старшего возраста с определенной готовностью к наркотизации, которую обусловливают низкая устойчивость к психическим «перегрузкам», стрессам, сниженная приспособляемость новым сложным ситуациям, непереносимость конфликтов; выраженная напряженность, тревожность, неуверенность в себе, низкая самооценка, трудности в сфере общения; импульсивность, в частности со стремлением к получению удовольствия, новых ощущений, приятных и даже неприятных, как можно быстрее и любым путем; психическая и социальная незрелость, недостаточное усвоение общественных норм поведения, постоянная избыточная зависимость от других, подчиняемость, готовность следовать за отрицательными лидерами, в т.ч. готовность к криминальному поведению.

Профилактические обследования в группе повышенного риска следует проводить каждые 1—3 мес. Для раннего выявления лиц молодого возраста, принимающих токсикоманические вещества, специалисты-наркологи знакомят преподавателей учебного заведения с прямыми и косвенными признаками, свидетельствующими об употреблении токсикоманических веществ. Для осуществления эффективной профилактики необходима комплексная программа совместных действий наркологов, педагогов и социологов по отношению к лицам, входящим группу риска. Заболевания, обусловленные употреблением различных веществ, вызывающих состояние опьянения. Проявляются постоянной потребностью в приеме этих веществ, расстройствами психической деятельности, соматическими и неврологическими нарушениями, падением работоспособности, утратой социальных связей, деградацией личности. В зависимости от вещества, используемого для опьянения, выделяют многочисленные формы токсикоманий. Особому социальному контролю вследствие их высокой криминогенное подлежат наркомании. Список наркотиков утверждается комитетом экспертов по наркотикам ВОЗ. В СССР к наркотикам (термин неточный, так как относится к веществам не только седативного действия) относят препараты группы опия, ряд синтетических анальге-тиков, гашиш (анаша), стимуляторы, в том числе эфедрин. Другие средства, способные вызывать привыкание (транквилизаторы, снотворные), также ограничиваются при использовании в лечебных целях. Контроль за многими ненаркотическими веществами, применяемыми с целью одурманивания, затруднен ввиду их широкой распространенности (средства бытовой химии и пр.).

Симптомы, течение. Для токсикоманий типичен так называемый большой наркоманический синдром (термин неточный, объясняется тем, что первыми из числа токсикоманий изучались наркомании). Он включает синдромы измененной реактивности на конкретное вещество; психической зависимости от конкретного вещества; физической зависимости; последствий хронической интоксикации. Синдром измененной реактивности — показатель привыкания — свидетельствует об изменении биотрансформации вещества и искаженном ответе на интоксикацию физиологических систем. Прием вещества в прежних дозах не оказывает желаемого эффекта, действие его укорачивается, при передозировке не возникают защитные реакции. Рост переносимости проявляется в высоких разовых и суточных дозах (учащение приема), в способности переносить ежедневную интоксикацию, в исчезновении постинтоксикационных (на следующий день) расстройств. Действие опьяняющего вещества меняется: седативное вызывает активацию, стимулирующее начинает вызывать тревогу, параноидную настроенность, ряд других веществ — психотомиметическое действие с наплывом галлюцинаций.

Синдром психической зависимости означает, что психическое состояние больного уже определяется наличием или отсутствием в его организме опьяняющего вещества. Отсутствие его вызывает раздражительность, конфликтность, беспокойство, невозможность на чем-либо сосредоточиться, так как мысли заняты только тем, где достать одурманивающее средство. Тот, кто препятствует достижению цели, вызывает ненависть, те, кто способствует, — симпатию. Синдром физической зависимости показывает, что в болезнь вовлечены все системы организма — образовался новый, наркоманический гомеостаз. Вне опьянения развивается абстинентное состояние: расслабленность, падение мышечного, сердечнососудистого тонуса, невозможность выполнять даже неквалифицированную физическую работу. Влечение к опьянению ярко выражено и имеет внешние признаки — мидриаз, бледность, тремор, двигательное беспокойство. Отсутствие опьяняющего вещества вызывает острое дисфункциональное состояние, выражающееся соматоневрологическим возбуждением (преимущественно симпатическим), дисфорией. В состоянии абстиненции больные опасны для себя и окружающих (самоубийства, агрессия, преступления).

При токсикоманиях жизнедеятельность поддерживается на определенном уровне только при условии постоянного приема опьяняющих средств. При регулярном приеме необходимой дозы состояние благополучно, но лишь по сравнению с абстинентным синдромом. За исключением некоторых форм наркомании, даже на достаточном для него фоне интоксикации токсикоман психически и физически не способен к продуктивной деятельности, разумным контактам с окружающими. Синдром последствий хронической интоксикации имеет основой неуклонно наступающее психофизическое, энергетическое истощение. Психические изменения развиваются в диапазоне от астенического синдрома, неврозоподобных состояний до апатоабулического синдрома и грубой деменции органического характера. Обязательна психопатизация личности, которая утяжеляется социальным конфликтом такси • комана. Соматоневрологические изменения, вызываемые диз-регуляционным действием наркотиков, не при всех формах токсикоманий достаточно специфичны. При различных формах токсикоманий симптомы, дополняющие синдром последствий, различны, отражают частные аффекты наркотически действующих средств, на чем основан дифференциальный диагноз. Наиболее злокачественны вещества, опьянение которыми вызывает помрачение сознания (средства бытовой химии, барбитуровые снотворные, гашиш и т. п.): быстро формирующаяся токсическая энцефалопатия и токсическое поражение печени влекут поражение других паренхиматозных органов. Злоупотребление этими веществами нередко приводит к смерти на ранних этапах болезни: на фоне неясного сознания утрачивается количественный контроль и неуправляемое влечение ведет к передозировке.

Последовательное развитие большого наркоманического синдрома определяет стадии токсикоманий: I стадия — синдром измененной реактивности и синдром психической зависимости; II стадия—качественное изменение этих синдромов и присоединение синдрома физической зависимости; III стадия —дальнейшее качественное изменение всех трех синдромов. С течением болезни симптоматика активации в опьянении гаснет как следствие психофизического истощения. Падает переносимость, клиническое и поведенческое выражение влечения также теряет интенсивность. Абстинентный синдром представлен энергическими состояниями, тоскливой депрессией, обездвиженностью, реальна угроза коллапса. Угасание собственно наркоманической симптоматики означает крайнее неблагополучие: наступившие к этому времени функциональные и органические изменения жизненно важных систем приводят к смерти даже в молодом возрасте. Выраженность отдельных синдромов колеблется при различных формах токсикоманий (преобладающая симптоматика психической или физической зависимости), так же как большого наркоманического синдрома в целом (малая интенсивность при таба-кокурении и высокая при опийной наркомании).

При злоупотреблении, начавшемся в молодом возрасте, синдромы в дальнейшем остаются структурно нечеткими. Нередко синдром последствий искажает собственно нарко-маническую симптоматику (слабоумие при барбитуратизме поглощает симптоматику психической зависимости) и даже опережает ее полное развитие (циклодоловая токсикомания). Диагноз устанавливается наркологом.

Токсикоманы обращаются к врачам общей практики с целью получения рецептов на наркотически действующие вещества. Жалуются на нервность, бессонницу, радикулит и другие расстройства, требующие назначения седативных, снотворных средств, анальгетиков, спазмолитиков. Обычно сами называют нужное им лекарство, как правило, с седа-тивным составляющим (например, седалгин), настойчивы, обращаются повторно, к нескольким специалистам одновременно. Прибегают к скорой, неотложной помощи, симулируя острые болевые синдромы.

Основанием заподозрить токсикоманию служат следующие признаки. Состояние опьянения, в оценке которого следует обращать внимание на подъем настроения, неясность сознания и вегетативную симптоматику. Поведение всегда неадекватно ситуации контакта пациента с врачом: отсутствие должной серьезности, избыточная инициатива в беседе, обсуждение не относящихся к предмету разговора тем, отсутствие чувства дистанции и т. п. Сознание изменено по типу помрачения (иногда в легкой степени) или сужения; последнее характерно для опийного опьянения. Вегетативная симптоматика зависит также от вида наркотически действующего вещества, его дозы и этапа опьянения; может проявляться преобладающей симпатической или парасимпатической ирритацией. Особо следует обращать внимание на величину зрачков, латеральный нистагм, фиксацию взора, ясность радужки, кровенаполнение поверхностных тканей, мышечный тонус, тре-мор, координацию, уровень АД и частоту сердечных сокращений.

Характерной чертой опьянения является его быстрая динамика: наблюдение в течение 20—30 минут это подтверждает. В ряде случаев от опьяневшего исходит специфический запах: «химический» при злоупотреблении летучими, наркотически действующими средствами, перманганата калия при пероральном приеме обработанного эфедрина; гашиш и опий (при курении) также легко улавливаются обонянием. Внешний вид токсикомана постепенно приобретает характерные черты: преждевременное постарение, выраженные трофические расстройства (вялая, морщинистая кожа, тусклость и ломкость ногтей и волос, отсутствие многих зубов). Истощение опережает и поэтому не соответствует имеющимся соматоневрологическим расстройствам.

Надо обращать внимание на следы внутривенных инъекций, особо многочисленные у злоупотребляющих эфедрином; опытные пациенты избегают введения в кубитальные вены, используя менее известные сосуды (на кистях, стопах и пр.). Внутривенное введение очень быстро вызывает склерозирование вен, не всегда сопровождаемое флебитом. Вены плотны на ощупь, кожа над ними пигментирована. Некоторые больные вынужденно носят длинные рукава. Для опиоманов, га-шишистов, для использующих стимуляторы характерны бледность с су биктеричностью кожи и слизистых оболочек, исхудание, для злоупотребляющих снотворными, седативными препаратами, средствами бытовой химии — бледность с сероватым оттенком, пастозность, гнойничковые высыпания. При злоупотреблении синтетическими анальгетиками кожа приобретает оттенок «кофе с молоком», характерен интерсти-циальный нефрит. При злоупотреблении снотворными средствами, особенно барбитуратами, на спинке языка образуется полоска коричневого налета, трудно удаляемого, при злоупотреблении эфедрином — язык малиновый, блестящий, обращает на себя внимание избыточная подвижность, подер-пчвание отдельных мышечных пучков.

Резко отличаются замедленностью реакций, движений, речи, сообразительности (брадикинееия, брадифазия, бра-дипсихия) лица, злоупотребляющие снотворными и успокаивающими средствами. На приеме у невропатолога возможны случаи вялых параличей с дизартрией, стриопаллидарной симптоматикой — при марганцевой токсической энцефало-патии в результате приготовления концентрата эфедрина с помощью перманганата калия. Для злоупотребляющих наркотически действующими веществами характерны колебания настроения с приступами злобного раздражения, придирчивости, а также десоциализации (потеря мест учебы, работы, смена крута общения, отчуждение, жизнь вне семьи).

Острые состояния в течение болезни делают токсикома-нов пациентами многих специализированных служб здравоохранения. Абстинентный синдром вынуждает симулировать потребность в различных видах ургентной помощи; при дис-симуляции возможна госпитализация в инфекционные стационары с диагнозом «грипп», «кишечная инфекция» и пр. При передозировке больные направляются в токсикологические центры; в отличие от случайно отравившихся здоровых лиц тяжесть состояния не соответствует концентрации наркотически действующего вещества в крови, выход из коматозного состояния очень быстрый, без последующей астении (измененная реактивность, высокая толерантность). При остром психозе (синдромы психомоторного возбуждения, психомоторной заторможенности, делириозный, галлюцинатор-но-параноидный) токсикоманическую его природу можно заподозрить на основании экзогенного характера, динамичности синдрома, его кратковременности (2—10 дней). Диагностическая трудность возникает в случае острого психоза у злоупотребляющего циклодолом подростка, так как интоксикация циклодолом сходна с картиной шизофрении.

Лечение проводят только в специализированном стационаре закрытого режима или в отведенных для наркоманов отделениях психиатрических больниц. Все острые состояния, особенно с симптоматикой двигательного возбуждения, требуют поддержания сердечно-сосудистой деятельности, острые психозы — назначения седативной терапии. Показано введение седуксена, тизерцина, элениума, галоперидола, аминазина, литических смесей с аминазином внутривенно, при невозможности (из-за непроходимости доступных вен)— внутримышечно. Венесекция противопоказана из-за психотического состояния, пероральное назначение неэффективно. В случае отравления (сопор, кома), но при известных анамнезе и диагнозе токсикомании назначению детоксикации (диализ, гемосорбция) должно предшествовать наблюдение и назначение сердечно-сосудистых средств, так как вероятен самостоятельный выход из комы. По выходе из острого состояния поведение токсикомана психопатологично, неуправляе-.мо, аффективно-избыточно, дезорганизует работу лечебного учреждения и требует скорейшего перевода больного в специализированный стационар или выписки с уведомлением в наркологический диспансер и отделение милиции по месту жительства.

Профилактика — общесоциальная задача, решаемая многими службами общества; включает воспитательные, ограничительные мероприятия и наказание за распространение (приготовление, сбыт, вовлечение несовершеннолетних) наркотических веществ.

Медицинская профилактика включает санитарное просвещение, контроль за назначением наркотиков и наркотически действующих медикаментов (строгое соблюдение показаний, кратковременность, контроль за дозой, чередование препаратов во избежание привыкания), своевременное выявление случаев злоупотребления (первичная профилактика), контроль за ремиссией после лечения, предупреждение рецидива (вторичная профилактика).